я

Про март

Наконец-то снова психованный воробей, устроившись где-то над нашим балконом, благим матом орет в окно и будит во мне мои обычные весенние желания: уволиться, постричься и... Не знаю, что еще и, но что-то еще должно быть обязательно. Например, пойти на курсы хорового цыганского пения... ну, или хотя бы купить цветастую юбку взамен порванной, любимой и незабвенной. Осточертели джинсы... Не знаю даже, чего я больше ненавижу, джинсы, альтернативы которым зимой не нахожу, или синие от холода коленки, которые, если их занести в тепло, больно оттаивают, розовея.

Слава богу, что теперь не нужно выбирать между этими двумя злами, а можно просто надеть юбку и пойти. И, останавливаясь, не скрещивать ноги и перестать все время мерзнуть снаружи и изнутри, особенно изнутри, когда сердце сжимается от мысли, что этот чертов холод никогда не прекратится. Как я устала от зимы, господи, от этой мутной серой жижи, которая переполняет меня и готова литься из глаз при каждом неловком толчке... А на весеннем солнышке эта серая муть высыхает. До самой осени.

я

Про "Вселенную Стивена Хокинга"

Так не хотелось идти, хоть и хвалили все. Думала, будет неприятно смотреть на чувака, который идиотским компьютерным голосом говорит разные умные вещи - нет, ничего. Насквозь больной Стивен в фильме вызывает самые теплые чувства. Настолько теплые, что почти понимаешь его жену, родившую в этом браке троих детей. Хотя, думается, эти мои чувства - заслуга Эдди Редмэйна, сыгравшего Хокинга. Настящий Стивен, кажется, все-таки противнее, а Эдди милый, и рыжий, и улыбается, и пускает слюни очень трогательно — смотришь и сразу хочется бежать заботиться о гении.

Вообще, фильм утешительный. Мужчины, к примеру, еще раз смогут утешиться тем, что главное — это талант и харизма. А коляска, с помощью которой ты передвигаешься, и хреновина, с помощью которой ты говоришь, наоборот, не главное. А талант у каждого свой, его не пропьешь и всегда найдется женщина, которая будет тебя бережно носить в туалет.

Женщины, в свою очередь, легко утешатся мыслью, что убогий товарисч, от которого они акробатически зачинают детей, - гигант мысли зато. У других и такого нет, а меж тем эти другие завистливо высказываются в духе «я б целовала песок, по которому он ходил...а-а-а». И когда неходячий гений переходит к ним, целуют, как и обещали, пока отставленная рыдает горькими слезами.

Но это все домыслы, конечно, и фильм, конечно, вовсе не про это. Он - про неугасимое желание жить и трудиться, совершать великие открытия и рожать детей, широко улыбаясь при этом. Пусть только одной стороной лица. Но обаятельно.

я

Про скромных

А чего, скромность — это уже ничье не украшение? Как жаль. Очень я люблю скромных людей, вот да. Таких, которые никому не говорят, как они умны, профессиональны и особенно красивы, а тихо, не привлекая внимания, делают свое дело. Делают все как надо — профессионально, четко и, главное, молча. Это значит, что у этих людей просто херово с самопрезентацией?

я

Про внутренний возраст и прокрастинацию

Как-то я не выросла нихрена. То есть с виду-то вполне себе взрослая, по деревенским меркам так вообще пожилая тетка. Но внутри мне примерно 12 лет. Потому что щас, узнав, что писать здоровенную статью на безнадежно тоскливую тему мне пока не надо, я радуюсь, как в свои 12, когда отменяли алгебру.

Да, как и тогда, неприятный внутренний голос шепчет, что это только сегодня нет алгебры, а послезавтра будет и домашнее задание неплохо бы сетаки сделать... Но, как и тогда, мне плевать на этот шепот, потому что день такой гулябельный, и настроение уже хорошее, и осень золотая опять же. И можно купить сразу и шоколадку, и мороженое, и в Кусково - пинать кленовые листья по мягким, незамерзшим еще дорожкам.

я

Про сны

Те, кто когда-то разбили мне сердце, иногда возвращаются в снах, хорошие и добрые. Улыбаются и ласкают, возбуждая похлеще живых, даже самих себя. Живых-то всегда можно было потрогать, чтобы убедиться – достоинства не такие уж весомые, посмотреть и понять – внешность на любителя. А во сне как потрогать, как посмотреть? Все так расплывчато, так загадочно. Трогаешь, смотришь в восхищении и снова трогаешь. И просыпаешься потом вся такая растроганная-растроганная.
я

Про зиму

Никогда так не любишь зиму, как в середине марта. Когда зима скупо роняет снежинки, словно строгая тетка – добрые слова. Когда снег ложится на землю тонкой сахарной корочкой, а фонари стоят торжественные и не просто горят - освещают путь в этой тьме-тьмущей. Когда кажется, что скоро Новый год - как в такую ночь и без Нового года? Не пропадать же такой волшебной красоте?